Лекарства из эмбрионов

 

Ни в одной стране мира, кроме России, не прерывают женщинам беременность по социальным показаниям в поздние сроки. Об этой проблеме рассказывает заведующая сектором отдела медицинской демографии и международной классификации болезней НИИ социальной гигиены, экономики и управления здравоохранения им. Н. А. Семашко РАМН, доктор медицинских наук, профессор Римма Константиновна ИГНАТЬЕВА.

Каждый пятый новорожденный в России рождается вне брака. При отсутствии социальных гарантий со стороны государства находятся матери, которые отказываются от своих детей и сдают их в дома ребенка. Чтобы приостановить этот процесс, Министерство здравоохранения СССР с 1988 года ввело разрешение на искусственное прерывание беременности вплоть до 28 недель не только по медицинским, но и по так называемым "социальным показаниям".

С развитием социально-экономического кризиса в нашей стране этот процесс стал неуправляемым. Во время проверок родильных домов в 1989 - 1990 годы выяснилось, что беременность прерывалась искусственно и в сроки более 28 недель.

Это являлось фактически убийством жизнеспособного плода даже по законодательству СССР. Некоторые коммерческие структуры не без помощи иностранных специалистов воспользовались этим явлением и направили его в выгодное русло. Клетки человеческого эмбриона стали использовать в производстве препаратов для лечения таких тяжелых заболеваний, как ДЦП, бесплодие. И называется это фетальной терапией. Наиболее активно в организме человека, которого лечат этим методом, ведут себя пересаженные ткани не эмбриона, а уже сформировавшегося плода. Чем больше его возраст, тем полноценнее материал. Для этого не могут быть использованы ни самопроизвольные поздние выкидыши, ни ткани плодов после поздних абортов, проведенных по медицинским показаниям. Потому что такой плод уже патологически поражен и непригоден для фетальной терапии.

Аборт в России стал давно делом привычным, что свидетельствует о нашем нравственном падении. Но то, что у нас из тканей жизнеспособного плода производят лекарства, говорит о том, что наше общество дошло до самой крайней точки.

В средствах массовой информации эта проблема обсуждалась два года назад. Выступление прессы сыграло некоторую положительную роль. На правительственном уровне в мае 1996 года было принято постановление, в котором предельный срок искусственного прерывания беременности по социальным показаниям был ограничен 22 неделями.

Были вынуждены поступить так потому, что, согласно международным нормам, закрепленным в "Конвенции о правах ребенка ООН", ратифицированной и нашей страной, плод при сроке беременности 22 - 27 недель считается жизнеспособным. Но это не остановило коммерческую деятельность по производству препаратов из фетальных тканей. Они стали использовать здоровые плоды, абортируемые по социальным показаниям, и при сроке беременности 15 - 22 недели.

Не раз доказывалось, что человеческая жизнь начинается сразу же после зачатия. Что же остается говорить о сформировавшемся плоде? И речь идет не просто о научных экспериментах. Налицо узаконенное детоубийство. Предоставленной законом возможностью для искусственного прерывания беременности до 22 недель в наше непростое время может воспользоваться чуть ли не каждая женщина.

Итак, если женщину покинул муж или любимый во время беременности, она может воспользоваться своими правами и лишить жизни маленького человечка.

Дети, родившиеся с весом 500 - 999 граммов с признаками жизни, официально включаются в число родившихся только в том случае, если они проживут первые 7 суток (168 часов) после рождения. Так как на первой неделе жизни в нашей стране погибают до 90 процентов этих детей, то они и не "портят" наш официальный показатель перинатальной и младенческой смертности, а относятся к поздним выкидышам.

Но как бы ни пытались называть плод 21 - 22 недель беременности поздним выкидышем или "абортным материалом", это все же убитый младенец. Представьте себе ситуацию. Одновременно в одной клинике врачи борются за жизнь желанного шестимесячного ребенка, рожденного преждевременно, и точно такого же ребенка оставляют без помощи лишь только потому, что матери он не нужен. Присутствует ли здесь логика вообще, не говоря уже о нравственности?

Приводит в недоумение тот факт, что в книге "Взгляд на проблемы женского здоровья в Европе", изданной в 1995 году региональным бюро ВОЗ в Копенгагене, были опубликованы данные России, которые не полностью соответствовали действительности.

В книге указывается, что у нас разрешены аборты только в сроки до 12 недель по желанию женщины. Про возможность произвести аборт в более поздние сроки по социальным показаниям Минздрав России не сообщил. Там же опубликованы показатели количества абортов на 1000 женщин в возрасте 15 - 49 лет за 1993 год. В книге стоит цифра 81,9. Госкомстатом РФ за этот год была опубликована цифра 88.

По официальным данным, в России в 1995 году было произведено около 3 миллионов абортов, в том числе около 40 тысяч по социальным показаниям в поздние сроки. Можно предположить, что на самом деле их сделано гораздо больше. Коммерческие структуры, которым теперь разрешено производить аборты, склонны занижать статистику, чтобы меньше платить налогов.

В настоящее время в России сложился устойчиво суженный характер воспроизводства населения. Каждое поколение родившихся меньше по численности поколения своих родителей и не может восполнить убыли населения вследствие смерти. Ежегодно наша страна теряет около 1 миллиона человек.

 



  • На главную